Владимир Селезнёв, FineArt: «Мы не учим продвижению. Мы учим делать качественные снимки»

Руководитель школы фотографии FineArt Владимир Селезнёв о художественной фотографии, особенностях обучения фотоискусству, об идеальной аудитории и о том, почему фотография – это, в первую очередь, творчество.

Курсомания: Владимир, как появилась школа FineArt? Откуда пришла идея ее создания?

Владимир Селезнёв: На этот вопрос ответить не так просто, ведь идея не появилась как-то внезапно, но и не была сгенерирована путем долгих размышлений. Мы (*коллектив школы) всегда занимались преподаванием, только делали это в другом месте, работая на определенного человека. В какой-то момент мы поняли, что наши идеи и представления о том, какой должна быть школа фотографии, не совсем совпадают с идеями и представлениями руководства. Наверное, именно тогда и появилась мысль о том, что пора создать что-то свое. Мы собрали команду и «перенесли» ее в те стены, которые нам кажутся наиболее приспособленными для того, чтобы и преподаватели, и ученики чувствовали себя в них наиболее комфортно. Получается, мы создали школу, перенесли ее в особое пространство и работаем с людьми, которые нам интересны.

Курсомания: Какие люди приходят к вам учиться?

Владимир Селезнёв: К нам приходят люди разного возраста, начиная с 14 лет. Все клиенты имеют свои потребности, разные цели. Нам интересно все, что связано с фотографией как элементом творчества и, соответственно, нам интересны те примеры фотографий, которые без колебаний можно отнести к искусству. Следовательно, наш идеальный слушатель – человек, который хочет развиваться, стараясь через фотографию донести до своего зрителя, неважно где – в соцсетях или в галерее, что-то свое, личное. Нам интересны те люди, которые видят в фотографии не только кусок хлеба, но и возможность постоянного роста.

 

Основы фотографии (интенсив)

м. Пушкинская, Тверская, Чеховская


Интенсивный курс по основам фотоискусства от одной из лучших фотошкол Москвы.

14000 е
 

Развитие визуального восприятия, FineArt

м. Пушкинская, Тверская, Чеховская


Курс являет собой авторскую систему обучения художественной фотографии.

18500 е
 

Студийная съемка, FineArt

м. Пушкинская, Тверская, Чеховская


Курс профессиональной студийной съёмки от одной из лучших московских школ фотографии.

19000 е

Курсомания: Имеются ли у вас курсы по продвижению, коммерциализации таланта?

Владимир Селезнёв: Нет, этому мы не учим. Мы учим делать хорошие фотографии. Даем различные инструменты как технического, так и визуального характера, умение пользоваться которыми просто не может не привести к определенному результату. Если ты умеешь делать что-то хорошо, и у тебя нет желания складывать работы в стол, ты неизбежно достигнешь успеха.

Я не знаю, к какому результату приводят курсы по продвижению. Ты можешь «продвинуть» себя на месяц, на два. А что дальше? По сути, курсы по продвижению фотографов не имеют никакого отношению к фотографии как к искусству. Мы делаем ставку именно на творческий подход и, в первую очередь, учим людей делать качественные снимки. Хотя, по сути, мы все же учим студентов продвигать свой талант, потому что заставляем их задуматься о своей уникальности, а не просто нажимать на кнопку на фотоаппарате. Екатерина Григорьева, преподаватель FineArt

Курсомания: Часто ли к вам приходят люди, талант которых проявляется уже с первых минут?

Владимир Селезнёв: Я бы сказал, что исключительно талантливые люди приходят к нам ровно с той же периодичностью, с которой они приходят в другие школы. Таких людей мы, конечно, замечаем. У меня была студентка, которая после прохождения всего одного курса сделала серию довольно высокого уровня, поехала с ней на международный конкурс, а затем презентовала ее же на конкурсе «Молодые фотографы России», в котором принимают участие лучшие фотографы страны в возрасте до 35 лет. Ее заметили, она сразу же вошла в Союз фотохудожников России, что является довольно большим достижением для человека, который только начал заниматься фотографией.

Курсомания: Возможно, этот вопрос прозвучит банально, но сколько времени требуется человеку для того, чтобы стать фотографом?

Владимир Селезнёв: Все зависит от того, что вы вкладываете в понятие «быть фотографом». Оно имеет столько разных значений, включает в себя столько деталей, что очень сложно дать какой-то четкий ответ на этот вопрос. На то, чтобы научиться фотографировать НОРМАЛЬНО, требуется от нескольких дней до нескольких месяцев. Если называть фотографом того, кто умеет хорошо выполнять примитивные коммерческие заказы, то, наверное, на его подготовку уйдет несколько дней.

Научиться разбираться в фототехнике, к примеру, можно довольно быстро. В нашей школе на это требуется буквально месяц. В остальном – все зависит от конкретного человека. У всех разная скорость восприятия информации. Да, пожалуй, научить можно именно работе с фототехникой. К остальному слово «научить» не очень применимо. Для того, чтобы при адекватной степени работоспособности человек смог научиться выполнять более сложные коммерческие заказы… пожалуй, 3 месяца обучения будет более чем достаточно. На то, чтобы научиться делать что-то большее, чтобы полностью выражать свое «я» через фотографию, может уйти год, два или даже десять. Екатерина Григорьева, преподаватель FineArt

Курсомания: Случается ли у ваших учеников синдром «творческого барьера»? Как его преодолеть?

Владимир Селезнёв: «Творческий барьер» случается у многих. Творческим барьером можно назвать ситуацию, когда менеджер высшего звена делает хорошую фотографию, а потом стесняется ее показать кому-либо, потому что считает это ребячеством. Но, на самом деле, фотография эта действительно хороша, а то, что этот человек считает достойным себя, по сути, всего лишь клише. Можно ли научиться не бояться себя и своих интересов? Даже не знаю. Пожалуй, если вы чем-то занимаетесь, лучше показывать результаты своего творчества профессионалам, тем людям, которые смогут адекватно оценить, подсказать, научить. Чем больше вы развиваетесь в своем творчестве, тем дальше вы отходите от обывателей. Именно поэтому мы и устраиваем встречи выпускников нашей школы, чтобы люди могли общаться с теми, кто их понимает.