Работа с огнём, металлом и тяжелыми предметами»: как из ювелирного хобби вырастает бизнес

«Артефакториум» ювелирная мастерская, в которой любой человек может попробовать создать свое украшение, и, если понравится, посвятить этому жизнь. Курсомания поговорила с руководителем учебной студии Александром Ефимовым и PR-менеджером Натальей Алдуховой, и выяснила, что хорошая ювелирка в России есть!

— К вам чаще приходят те, кто хочет заниматься ювелирным делом для себя или все-таки те, кто хотят получить новую профессию?

Александр: У нас есть три типа целевой аудитории. Первые приходят хорошо провести время. Они хотят развлекаться, и им не интересно, чтобы это было серьезно. Они приходят поделать что-то, и потом уйти. Второй тип людей считает ювелирку своим хобби: они учатся, практикуются, делают что-то для себя или друзей, но они не ориентированы на продажу. Третьи смотрят на это как на работу, как на основной тип деятельности. Они общаются с мастерами, рассматривают мастерскую как место, где можно поработать, узнать новое, подучить что-то и повысить свои навыки.

— Мы были в стекольной мастерской, и нам сказали, что качество изделий сильно отличается на выставке и ярмарке. Есть ли в ювелирном деле градации?

Александр: Естественно, есть. Есть изделия, рассчитанные на массовую аудиторию, а есть индивидуальные, уникальные вещи, сделанные на заказ. Их меньше. Они не сильно дорогие – 60-80 тыс., - но они есть.

— От чего зависит стоимость — от работы или материалов?

Александр: В большинстве случаев это стоимость материалов. В меньшей степени – стоимость работы.  На самом деле, если мы рассматриваем дешевые украшения, то там стоимость работы выше стоимости материалов. Просто специфика разная.

 

Основы мокуме гане

м. Смоленская, Баррикадная, Краснопресненская


Мокуме гане - техника получения композитного металла, которая зародилась в средневековой Японии и применялась для украшения гарды катаны.

 

WireWork. Украшения из проволоки

м. Смоленская, Баррикадная, Краснопресненская


Вайрворк, видимо, возник как осовремененная и упрощенная версия филиграни. Дополняясь техниками вязания и используя новые возможности пластичности, вайрворк стал самостоятельным направлением и прочно завоевал своё место в дизайне украшений.

 

Базовый курс по ювелирному делу. Ступень 1

м. Смоленская, Баррикадная, Краснопресненская


Для всех, желающих приобщиться к ювелирному делу, попробовать самому создавать ювелирные украшения!

— С каким качеством сырья вам чаще всего приходится сталкиваться?

Александр: Сырьё очень разное. Все зависит от спецификации.  Если это камни, то они на рынке везде разные, разного качества. Серебро – оно и есть серебро, золото – оно и есть золото. Мы сами делаем сплав необходимого качества, и с ним работаем.  У нас есть разрешение на работу с серебром.  Поэтому наши ученики сразу начинают работать с драгоценными металлами, в отличие от других мастерских.

Помимо традиционных серебра и золота у нас так же практикуют работу с деревом и нетрадиционными материалами — бивнем мамонта, например.

— Откуда поставки сырья?

Александр: Из России, в небольших объемах. В крупных объемах имеет смысл закупать в Китае или у прямых поставщиков.

— Вы своим ученикам объясняете, как правильно выбирать сырье?

Александр: Мы консультируем наших учеников абсолютно по всем вопросам. В том числе, в вопросах выбора сырья, потому что это важно, если ты планируешь открыть свою мастерскую и сделать упор на качество.

— Можно ли стать известным, сделать себе имя в ювелирном деле? Есть ли уже на рынке такие люди?

Александр: Здесь очень тонкая грань. Есть люди, которые чётко ассоциируются с брендом, но они очень часто позиционируют себя как дизайнеры, а не как производители. И у них, соответственно, есть штат работников, которые занимаются ручной работой. Такие люди есть в различных сегментах, с различной степенью известности. Например, Ильгиз Фазулзянов с очень узнаваемым стилем, тот же Колесников кутюрье от мира украшений. Они, по сути, во главу угла ставят очень интересную технику исполнения,  дизайн, либо сложность изготовления.

— Много ли людей сегодня могут отличить масс-маркет от настоящей, тонкой работы?

Александр: Могу сказать, что вопросы возникают практически при каждом заказе. Людей, которые покупают и при этом разбираются в ювелирном искусстве, не являясь при этом мастерами, очень мало.

В нашей мастерской есть выработанная схема взаимодействия с покупателем. За годы существования мы поняли, что очевидные для ювелира вещи заказчику надо объяснять. В случае с масс-маркетом это, конечно, невозможно.

Наверное, рынок готов ещё не на 100 процентов, но люди уже понимают, что есть украшения для масс-маркета, а есть украшения штучные. Можно прийти в магазин, и не просто купить, а прийти и пообщаться с мастером и что-то заказать.

Некоторым людям это сложно, они привыкли к другому взаимодействию. Но естественно, есть люди, которые перестраиваются, которые перестроились, они целенаправленно ищут места, в которых есть камерная атмосфера, где они не с продавцом общаются, а напрямую с мастером. Таких людей пока мало, но по ощущениям их количество растет.

— Есть ли изменения внутри бизнеса? По-вашему, люди привыкли к брендам?  

Наталья: Опираясь на опыт нашей мастерской и курсов, которые мы ведем, могу сказать, что рынок крафта имеет тенденцию к реанимации. Он становится всё популярнее и популярнее. Раньше существовала одна онлайн-площадка, где это можно было всё продавать, а сейчас их стало больше за счёт появления регулярных маркетов типа Ламбады, крафтовых фестивалей. У людей появилась возможность чаще с этим сталкиваться. Это становится интересно, это в тренде. По ювелирке это тоже заметно: количество брендов, которые занимаются ювелирными украшениями (в том числе драгоценными металлами), стало заметно больше. Некоторые бренды сейчас объединяются, открывают свои магазины. Даже тот факт, что открываются мастерские, которые этому учат, и люди ходят в эти мастерские и учатся, говорит о том, что это востребовано.

Бизнес в этой индустрии развивается разными путями. У нас есть мастера, которые работают в качестве резидентов: арендуют рабочее место, имеют свой бренд и делают изделия для клиентов. Есть мастера, которые имеют своих постоянных заказчиков. То есть, человек заказал у них один раз, кольцо, например. Если ему понравилось, он может и после свадьбы что-то купить. Здесь очень важна репутация: качество, соблюдение сроков, интересные идеи.  Если все условия выполняются, то, в принципе, на жизнь хватает.

Многие начинали с совмещения, а сейчас мастера арендуют места в мастерской и работают полноценно на себя, и этим зарабатывают на жизнь.

Какой есть ещё путь? Допустим, у вас есть какое-то имя, и вы делаете авторские украшения, скажем, для продажи в интернет-магазине. А есть путь, который проходят у нас на курсе «Хочу свой бренд».  В этот курс включено не только обучение ремеслу, но и даются базовые знания по брендингу своей коллекции. Таким образом, выпускники этого курса выходят с новой коллекцией и с пониманием того, про что их продукт, логотип, фирменный стиль. Ребята, которые оканчивали этот курс полтора года назад, постепенно начали продвигать свой бренд. Идут на ярмарку, ведут инстаграм, и потихоньку обрастают своей базой клиентов. Какие-то наши студенты уже продаются в небольших ювелирных магазинах. У всех наших первых выпускников уже был опыт продаж на ярмарках. Этот путь предполагает чуть меньшее участие автора в ручной работе, потому что основное здесь — продумать концепт,  создать модели, — а дальше изделия отправляются в тираж. Соответственно, кто-то отдаёт нашим мастерам, кто-то справляется сам. То есть, получается, что часто мастер является ещё и сам себе маркетологом. И эта тема сейчас очень популярна. Есть условия для продвижения, есть ярмарки, инстаграм, сделать сайт со своим каталогом не так сложно.

— А из регионов много мастеров приезжает?

Наталья: К нам конкретно не приезжают. На мастер-класс никто не поедет. Если говорить об обучении, то оно достаточно долгое. У нас есть онлайн-обучение дизайну, и оно востребовано. В регионах есть в этом потребность. Сейчас в регионах это решается индивидуальным обучением.

— Приходят ли люди со своими задумками?

Наталья: Зависит от мастер-класса. У всех у них разные цели. Могут прийти люди, которые просто узнали о нас, или те, кому подарили мастер-класс в подарок, и им не очень понятно, что они будут делать. Есть мастер-классы, у которых есть определенная цель: люди приходят делать кольцо. Кованое серебряное кольцо с вариациями: можно сделать с чернением, без чернения, разной фактуры, разного размера. Все материалы и металл предоставляются нами. И человек после мастер-класса выходит со своим собственным кольцом. А есть мастер-класс под названием «Ювелирный выходной», там уже может быть более сложная задумка. За те четыре часа, которые идёт мастер-класс, можно сделать кольцо или какую-то другую несложную вещь. Если задумка — какой-то кабошон или изделие с эмалью, — мы тогда приглашаем на ювелирный выходной, и получается индивидуальное занятие по индивидуальному заказу. И мы уже подбираем мастера, который всё это помогает делать.

— На ваши занятия ходят дети?

Наталья: Нет, детей не было ни разу. Даже не было таких запросов. Я бы сказала, что ювелирное дело это лет с восемнадцати, наверное. Есть всё-таки вопросы, связанные с безопасностью. Дизайном пожалуйста можно заниматься. Хоть в пять-шесть приходите. Но всё-таки у нас работа с огнём, с металлом и тяжёлыми  предметами. В основном все у нас совершеннолетние. Деткам какие-то вещи будут сложноваты.

— Нужно ли уметь рисовать?

Наталья: Это вообще не принципиально, и мы специально делаем на это ставку. Ни на мастер-классах, ни в курсе «Хочу свой бренд» вы не обязаны уметь рисовать. Я никогда в жизни не рисовала. Здесь всему научат, всё объяснят. Потом, если вы хотите овладеть навыками дизайна, ювелирным макетированием, пожалуйста: есть курс по дизайну. И он рассчитан на нулевой уровень. Вас научат, как рисовать овальчик, поворачивать его, делать проекцию, и так далее.

Кому-то просто с воском интересно работать, они сидят, и что-то с ним делают. А потом говорят: «Нет, мне это неинтересно — я попробую с 3D работать. И идут на макетирование».

— Для программ, в которых делаются макеты, необходимы зачастую какие-то технические навыки. Сталкиваются ли люди с проблемами из-за этого?

Наталья: Да, вначале тяжело и непривычно. Мы работаем в Rhinoceros. Это основная программа для макетирования. У меня начало получаться со второго-третьего занятия, хотя на первом занятии все шло очень туго. И вот сейчас на мне кольцо, которое я сделала в 3D!

Мастера у нас привыкли рассказывать так, чтобы это было понятно. Поэтому, каждый может прийти к нам и выбрать что-то по душе.