Дерево – это и есть искусство: свежий взгляд на столярное дело

Курсомания поговорила с руководителем столярной мастерской «Дар труда» Константином Скворцовым и мастером столярного дела Юрием Ханкиным о том, каковы современные тенденции в столярном деле, почему это привлекает людей и как во всем этом помогают современные технологии.

— Как вы начали заниматься столярным делом? Были ли какие-то сложности в начале?

Юрий: Сначала я ушёл из графического дизайна. Потом потихоньку стал заниматься какими-то декорациями, воплощениями, что со временем переросло в столярку. Первое время у меня была своя мастерская, но потом я понял, что выгоднее работать на базе уже существующих мастерских. В «Даре труда» я преподаю основы столярного дела для начинающих. Помогаю воплощать людям свои идеи на практике.

— Трудно было начинать с нуля?

Константин: Мы нашли помещение, где были хорошие стартовые условия. Оно нам идеально подходило. Не скажу, что было очень сложно на первых порах.  Конечно, чёткого понимания, как должна существовать мастерская, у нас не было. Отсюда — много заблуждений, с которыми сейчас люди приезжают из разных городов.

— Например?

Константин: Мы были ориентированы на то, что люди будут к нам приходить и арендовать мастерскую. Но, оказалось, что это не главная наша аудитория.

 

Лазерная резка и гравировка

м. Преображенская площадь


Теория и практика на станке с самой тонкой и изящной работой.

 

Основы работы с ЧПУ-фрезером

м. Преображенская площадь


Навыки пользования фрезерно-гравировальным ЧПУ оборудованием. Мастер-класс для тех, кто хочет получить новые знания или планирует покупать ЧПУ-станок.

 

Обивка. Пуфик

м. Преображенская площадь


Эксклюзивно от мастера-технолога мягкой мебели, прошедшего практику у итальянских мастеров. Курс-интенсив по изготовлению и обивке несложных предметов интерьера.

— Юрий, удивлялись ли ваши друзья и знакомые тому, что вы сменили сферу деятельности. Все-таки графический дизайн считается довольно прибыльной нишей. Вам удается так же зарабатывать в столярке?

Юрий: Большого удивления это не вызвало, потому что все и так знают, что я не боюсь перемен. Если это кого-то удивило, то приятно. Что касается финансового вопроса, то он для меня на втором месте, и в первую очередь меня интересуют работа и воплощение. В графическом дизайне мне очень не хватало второго – материального воплощения.

То есть, ты делаешь что-то цифровое, но потрогать это нельзя. А здесь у тебя реальные объекты, которые ты можешь брать, переворачивать и вообще как-то с ними взаимодействовать.

— Есть ли ощущение, что интерес к «работе руками» растет? Сегодня, как нам кажется, производственные профессии не воспринимаются всерьез, особенно с появлением новых технологий.

Юрий: Здесь, скорее, наоборот, воспринимается всё очень всерьёз. И, как правило, люди, которые сюда приходят, хотят что-то в своей жизни поменять, попробовать что-то новое. Людям интересно и люди хотят делать что-то своими руками. Но проблема в том, что многие не знают, как к этому подойти, как начать. И на наших занятиях мы стараемся объяснить, как и что делать, помогаем снимать барьеры и блоки непонимания.

То есть, отношение к ручному труду меняется?

Константин: Мне кажется, негативного отношения к ручной работе никогда не было. Я всегда думал, что человек, который делает что-то своими руками, пользуется уважением. До революционных времён, в советские годы, сейчас. Действительно, сегодня пришла новая волна мастеров, людей, которые хотят быть мастерами. Они молодые, в районе 20-30 лет, и у них новые взгляды на то, какими должны быть вещи. В частности, классическая столярка: сейчас она не то чтобы уходит, но есть стили, с которыми она сопрягается и, как следствие, очень сильно видоизменяется. Это стиль «лофт», допустим, работа с металлом. Они не зацикливаются на работе с деревом, активно включают другие техники. И это интересно.

Мастерская

Мастерская

— А много смежных направлений на стыке столярного, токарного дела, работы с металлом или ещё какими-то материалами?

Константин: Ну, скажем, токарка была частью столярного дела, я в этом меньше понимаю. Но я вижу, что сейчас молодые люди активно работают с металлом. У нас есть сварочный аппарат, токарка, и на территории есть мастерские, которые работают только с металлом. Порошковая покраска, сварочные работы приемлемого хорошего уровня.

— А если вернуться к столярке, много желающих заниматься столярным делом профессионально?

Юрий: Пока в основном это любопытство, поэтому больше людей приходят на разовые занятия. Людей, которые хотят стать мастерами столярного дела, связать свою карьеру со столяркой, их немного.

— Помогает ли вам в вашей работе знания графического дизайна?

Юрий: Безусловно. Графический дизайн здесь нужен для разработки чертежей, для графического отображения будущего объекта. Важно понимать, что нельзя прийти и сделать что-то просто из головы, надо иметь какие-то заготовки. В целом, столярка и графический дизайн — это однородные профессии.

— Когда вы почувствовали, что есть интерес не только у профессионалов, но и у любителей, которые хотят просто прийти, что-то сделать и, может, потом больше никогда не появляться?

Константин: Как я уже сказал, изначально мы были нацелены на любителей. Я и сам тогда не был профессионалом, хоть и имел к этому отношение. Мы думали, что к нам будут приходить люди после работы, и что-то пилить, строгать и так далее. Но, как показала практика, бо́льшая потребность, именно потребность, у тех, кто занимается этим профессионально: они либо уже работают, либо хотят начать заниматься столяркой серьезно. Многие хотят, очень хотят делать что-то своими руками, но желание свое так и не реализовывают. Да, лайкают во «Вконтакте», но в реальности берутся за это немногие, а тех, кто доводит работу до конца, еще меньше.

— Значит, тех, кто регулярно приходит на мастер-классы и делает что-то для себя, немного?

Константин: Я бы разделил тех, кто приходит на мастер-классы, чтобы с пользой провести время и тех, кто возвращается на мастер-классы раз за разом, и упорно что-то делает. Как правило, такие люди всё-таки связывают столярку с профессиональной деятельностью. Людей, которые приходили и делали бы полочку домой, сейчас, по крайней мере, в мастерской мало. В «Даре труда» на 95% работают профессионалы или люди, которые хотят стать профессионалами.

— В каких сферах сейчас заказывают изделия из дерева, откуда приходят заказы?

Юрий: Заказы приходят отовсюду.  Основное — это пиар-компании, то есть какие-то стенды, выставки.  У меня основные заказчики — это те люди, которые себе что-то домой хотят, которые устали от пластика, от стандартных изделий, от Икеи. Все это, кстати, стоит достаточно дорого. И получается, что за меньшие деньги люди могут заказать для себя что-то необычное, что-то из натурального дерева, что-то дизайнерское, и так далее. В основном, интерьерные работы.

— Можно ли сказать, что вкус у публики, у покупателя становится избирательнее?

Юрий: Да. Повышается, в первую очередь, интерес к натуральному материалу; люди уже не просто отличают дуб и сосну от лиственницы, они еще хотят что-то индивидуально, «под себя» сделать. Много желающих работать с крупными материалами: спилы, лофтовые столешницы. Это всё сейчас очень популярно, и все это делается мастерами на заказ.

Константин: Я бы сказал, что точные оценки делать сложно. Вот мы уже 4 год существуем, потихоньку растём, и наша аудитория растёт вместе с нами. И оценить, была ли она меньше до этого, мне сложно. Скорее всего да, мы видим, что увеличивается количество людей, которые посещают мастер- классы, на станки ко мне ходит больше людей. На столярку, на резьбу. По поводу того, стали ли люди лучше разбираться в породах дерева… Мне кажется, на первоначальном этапе это не очень важно. Важно, чтобы человек что-то хотел сделать и преодолел этот барьер, который мешает перейти от желания к действию.

— Я говорю не только о тех, кто посещает мастер-классы, но и о тех, кто заказывает изделия.

Константин:  Я сейчас с заказами меньше работаю, сложно судить. Я общаюсь с коллегами, которые занимаются столяркой уже 20-30 лет, и мне кажется, что в общей сложности количество таких людей не меняется. Меняются стили, предпочтения по технике и стилевому исполнению, но количество разбирающихся людей то же.

Юрий: Конечно, после общения с нами они начинают разбираться, мы же им всё объясняем. Составляем проект, рассказываем, что будет, если сделать из этого материала, из другого материала. Последний пункт особенно важен, потому что материал очень сильно влияет на цену. И надо объяснять, что если человек немного доплатит, он получит не сосновую столешницу, а дубовую. И она будет отличаться от первой по свойствам колоссально: намного дольше прослужит, сохранит внешний вид и пр. При обсуждении проектов мы всегда стараемся доносить это до людей.

— Как вы продвигаете мастерскую, свою продукцию?

Юрий: Когда у меня была своя мастерская, мне приходилось заниматься маркетингом, рекламой, но это всё-таки не мой профиль. Мне лучше быть непосредственно воплотителем. Есть другие люди, у которых маркетинг получается лучше, особенно, если им это интересно.

— Мастерская занимается продажами?

Юрий: Да: я — мастер, менеджер и воплотитель. Правда, конкретно продажами стараюсь не заниматься.

— Какие ваши планы на будущее? Не хотите заняться искусством?

Юрий: Дерево – это и есть искусство. Выставки, инсталляции, это всё, в принципе, интересно. Я даже, можно сказать, с этого начинал. У меня первые проекты были связаны с каким-то артом, выставками, презентационными мероприятиями. Но, к сожалению, в России это всё сложно в плане финансового воплощения, и организовывать выставки надо самому, так как у нас нет никаких спонсорских программ. В планах, точно могу сказать, — поучаствовать в каком-нибудь московском Burning Man, как в Америке, какие-то объекты интересные придумать. Но это не основное направление. Основное – это чтобы всем, в том числе мне, было интересно.  У меня много идей, я хочу над ними работать, чтобы показать это людям. 

Константин: Я считаю, что на данном этапе мы достигли некоторого потолка, некоторого уровня. Теперь нам необходимо выстраивать взаимоотношения внутри мастерской. Какого-то глобального расширения на ближайшие полгода мы не планируем. Для того, чтобы развивать токарку, должен появиться человек, который заинтересован в этом. Мы, безусловно, будем расширять наш учебный отдел и количество образовательных программ. Мы уже берём дополнительное помещение, потому что  не вмещаемся в воскресный день (обучение у нас только по воскресеньям), и это помещение будет целиком заточено под мастер-классы и курсы.

Еще мы хотим добавить к столярному делу какие-то семинары и тренинги по бизнесу, дизайну, проектированию. У нас есть задумки и возможности для того, чтобы социализировать людей в этой среде. Очень приятно видеть, как люди друг с другом знакомятся в мастерской, и, глядишь, через какое-то время открывают вместе проект. Только познакомились, а уже что-то совместное делают. Мне как учителю это очень отрадно.